Зарегистрироваться

Если забыли пароль

Институт биосенсорной психологии

Мы предоставляем дополнительное образование по практической психологии. Проводим психологические курсы для управленцев и предпринимателей. Любого человека старше 18 лет обучим экстрасенсорике, телекинезу, ясновидению, целительству и самоцелительству, мистике и магии очно или онлайн.

Институт биосенсорной психологии Связаться с биосенсорными психологами RU | EN

Интервью со Светланой Игнатьевой. «О молчании…»

Автор: Екатерина Брунец

Дата: 09.08.2013

 

Как вы обычно проводите свои выходные? Ведь их так не хватает, и хочется провести их с максимальной пользой, чтобы восстановить свои силы, потраченные на рабочие будни. Частенько люди предпочитают проводить свободные дни на природе в шумной компании друзей — с громкими разговорами, оглушительным хохотом и разудалой музыкой. Мы же предлагаем вам альтернативный вариант, который может показаться кому-либо странным или даже диким, но на поверку оказывается весьма действенным в плане качества отдыха. 

Итак. Светлана Игнатьева, директор центра «Свободное Рождение», Гранд-Доктор Философии (Grand PhD), Дипломат Международного конкурса «Современные теоретико-методологические аспекты психологии и педагогики», предлагает помолчать трое суток на организуемом ею семинаре и уверяет, что за это время вы не только наберетесь сил, но и сделаете значительные шаги в своем развитии, а также разрешите какие-либо волнующие вас вопросы. А самое главное – встретитесь с самим собой и удивитесь, как мало вы о себе знаете. Отдавая предпочтение шумным компаниям, мы откладываем и откладываем эту встречу с самим собой, упускаем из нашего внимания множество интересных вещей, влияющих на нашу жизнь и способствующих нашему гармоничному состоянию и нашей открытости к тонкому восприятию мира. В рамках занятий биосенсорными практиками состоится выездной семинар, который так и называется – выезд «Молчания». В интервью Светлана Игнатьева лично рассказывает об этом мероприятии. 
http://vk.com/event39878384 

— Светлана, расскажите, как вам в голову пришло сделать выезд «Молчания»? 

Начало было довольно смешным! Я регулярно проводила смешанные выезды, куда занимающиеся люди приезжали с детьми. И вот на одном из подобных выездов дети вели себя ужасно, мамы все время им что-то говорили, объясняли. В результате те люди, которые приехали без детей, оказались в состоянии, когда заниматься было очень тяжело и практически невозможно. Но, несмотря на это, по завершении участники остались очень вдохновленными и спросили меня о следующем выезде. На что я ответила: «Ребята, вы как хотите, но только если все будут молчать, тогда я согласна, в противоположном случае — точно нет». И фактически сразу я объявила следующий выезд «Молчания».
Было обидно, что из-за постоянных разговоров люди недополучили эффектов, практики. И я провела первый выезд «Молчания» именно как противовес тому, что было. Опыт оказался положительный — с первого раза! Участники, настроенные на занятие и не отвлекающиеся на какие-либо взаимодействия друг с другом, значительно повышают эффективность в биоэнергетических практиках.

— А что именно получают люди после таких выездов? 

Вообще, как и любой подобный выезд, выезд «Молчания» начинается с постановки целей. У меня он построен таким образом, что проговоры идут на этапе постановки целей и на этапе обсуждения результатов. Все остальное время в занятиях люди делают записи в дневниках, чтобы не упустить тот опыт, который они приобретают. Поэтому в начале, когда ставится цель, достаточно много времени уделяется тому, чтобы цель была настоящая, глубинная, а не поверхностная. Когда людям удается озвучить именно такие цели, то они получают то, что сформулировали, плюс еще большой дополнительный объем опыта занятий биосенсорными практиками, потому что весь выезд, конечно же, пропитан занятиями.

— И все же, что делать людям, у которых нескончаемый поток мыслей и сильная потребность высказаться? Как им справиться с этим? 

С этим столкнулись все на моем выезде! Люди обнаружили, что молчание, как они его понимали – это далеко не молчание, потому что вылезает так называемая внутренняя болтовня. И по окончании первого выезда все в удивлении отметили, что их ожидания по поводу собственного молчания не оправдались. Они думали, что будут молчать все три дня, в реальности же они постоянно со всеми, пусть про себя, но — разговаривали. Все время на телепатии шло общение, все время появлялись какие-то внутренние мысли. Оказывается, очень трудно молчать и тем более — молчать внутренне. И только после второго, третьего выездов люди, которые ездили регулярно, смогли научиться останавливать свой внутренний шум. А в начале — это было просто не реально!
Поначалу людям очень тяжело, так как идут ломки, кризисы. И, как правило, в этих внутренних проговорах высказывается огромное количество претензий к другим людям. К тому же их нужно держать в себе, а на самом деле не держать, а прорабатывать. Ведь это — напряжения, которые копятся внутри, и справиться с ними человек может, например, с помощью отстраивания от своих негативных состояний. Все это нарабатывается с опытом биосенсорных занятий.

— А если подробнее, как применять практики биосенсорной психологии для того, чтобы отрегулировать этот поток мыслей и напряжений или сделать его управляемым? 

В качестве примера могу привести следующее: когда уже совсем людям невмоготу, и напряжения зашкаливают, я могу отправить кого-то побегать. На бегу напряжения выпускаются через потоки, через продыхивания, и за счет переключения внимания на физические нагрузки. И когда не хватает сил держать в себе эти напряжения, через 5 км бега — все уходит. А если без бега, то это обычное занятие: ищете, где напряжение, распускаете его, подсвечиваете, продыхиваете. Оно отпускается, и состояние меняется.

— Стоит ли заглядывать в суть проблемы, чтобы понять, что собственно беспокоит? Почему возникают эти внутренние напряжения? 

Я отношусь к этому по-другому. Мне кажется, что нужно различать анализ проблемы и реальную ситуацию, в которой нужно быстро действовать. То есть можно, конечно, бесконечно анализировать, в чем тот или иной человек раздражает, почему на него такая реакция, что за ситуация, и копаться внутри долго, а можно — брать и выдергивать себя. И если говорить о каких-то бытовых ситуациях, когда копятся напряжения к другому человеку, и есть потребность это разрешить, я считаю, что тут помогут только какие-то экстремальные, то есть быстрые методы. Например, я говорю клиентам сделать вдох-выдох, задержку дыхания до максимального предела. После чего человек испытывает совершенно другие чувства по отношению к ситуации или другому человеку. Если говорить о каком-то прокручивании ситуации, то это целесообразно при продолжительных накоплениях в виде напряжений в отношениях между людьми. Люди, как правило, приезжают на выезд «Молчания» со своими текущими напряженными ситуациями в семье или на работе. И на протяжении выезда в молчании начинает происходить переосмысление этих ситуаций. И за счет повышения энергетичности у них появляется возможность отстроиться, взглянуть на ситуацию и менять позицию относительно этой ситуации. И тогда к концу выезда люди приходят к определенным внутренним решениям своих трудностей.

— С какими целями люди приезжают, и какие проблемы можно решить на таких выездах? 

Чаще всего цели, которые люди ставят – это либо вопросы своего здоровья, либо вопросы своего духовного развития, совершенствования и, может быть, в связи с этим решение каких-то психологических проблем. Люди, которые занимаются в направлении биосенсорной психологии, понимают, что любое решение выхода из сложной ситуации — это внутренняя работа и внутренний рост. И любая ситуация дается для того, чтобы понять что-то в себе. Поэтому ставятся самые разные цели. Например, в жизни человека может случиться такое событие, как гибель друга, и он ставит своей целью пережить это. Или целью может стать принятие решения по изменению работы. Или конкретные оздоровительные вещи.

— Можно ли практики молчания использовать для решений в бизнесе? Могут ли бизнесмены найти для себя пользу от такого выезда? 

Я думаю, что бизнесменам это просто необходимо, потому что работа бизнесмена связана с огромным количеством связей, общением. Человек в условиях бизнес-среды перегружает свою сферу общения. И даже если человек не имеет каких-то высоких задач относительно себя, он хотя бы просто отдохнет от переизбытка этих взаимодействий с другими людьми. Это уже хорошо! Так же важен вопрос перераспределения связей, потому что все-таки возможность помолчать с самим собой дает зерно к пониманию того, какие связи действительно актуальны, а какие — нет. С какими людьми он хочет продолжать общаться, а с какими нужно завершать общение.

— А что такое перераспределение связей в вашем понимании? 

Для меня перераспределение связей с точки зрения практики биосенсорной психологии – это отстраивание от каких-либо напряженностей в связях, облегчение их. Это выражается в виде изменения отношений с людьми, когда напряженные взаимоотношения уходят, а те отношения, которые устраивают, легче устанавливаются. Сразу начинаешь понимать, что изжившие себя взаимоотношения — эта связь, которая влияет на человека, и он через эту связь теряет силы, энергетику. Эта связь не дает ему двигаться вперед. И когда он начинает это понимать, осознавать, тогда идет отстраивание от такой связи, и появляется мощное движение вперед к своим целям.

— А возможно ли оказывать влияние на эти связи? 

В любом случае люди связаны друг с другом и поэтому, когда один человек занимается энергетикой, идет перераспределение этой энергетики по связям, и близкие люди могут чувствовать некоторое влияние от занимающегося человека. В какой степени близкие люди это осознают – это другой вопрос. Но то, что влияние существует — однозначно.

— В своей статье «30 суток молчания» Вадим Карабинский пишет: «Болтун силы не имеет, так как теряет её, когда открывает рот». Действительно ли при открытии рта происходит отток энергетики? А поступление пищи в организм способствует эффективности в занятиях энергетикой или мешает? 
На выезде молчания большое значение уделяется питанию. Характер и количество питания очень тщательно продумываются, чтобы прием пищи действительно давал возможность людям активизировать свою энергетику, а не потерять ее. Это очень важно. Что касается сливания болтуном энергии, то я все время замечаю, что самые хорошие наработки, которые достигаются во время занятий биосенсорными практиками, теряются именно за счет неправильного проговора. Человек, даже если он достиг хороших результатов, не может ими воспользоваться просто потому, что он их потерял за счет неправильного формулирования, неправильной вкладки, которую он делает, когда он произносит слова, даже если говорит по сути процессов. Если уж мы говорим вообще о чем-то постороннем, то тем более идет слив, потому что человек выныривает из себя. Молчание, погружение в биосенсорные практики дают возможность человеку оставаться внутри себя и тянуться к себе — настоящему. И как только человек начинает всплывать на поверхность (а когда происходит взаимодействие с другими людьми, большинство из нас всплывает на поверхность), то получается, что он теряет себя, и взаимодействие с окружающими идет на уровне оболочек. Если бы человек мог открывать рот и при этом оставаться внутри себя, то проговор бы не носил эффекта потери энергетики.

— А разве возможно оставаться в себе, но при этом говорить? Как это выглядит? 

Теоретически я могу сказать: «Да! Все здорово! Можно слушать себя и не терять энергетику». На самом деле, любое общение вводит человека в критические состояния. Это означает, что человек постоянно перебрасывает себя по этим критическим состояниям во время взаимодействия с людьми, и также идет перебрасывание сил на любых проговорах.
Когда я смотрю, как люди общаются между собой, то для меня это выглядит как некий импульс, который зарождается внутри человека. И то внутри, что вызывает в человеке желание поделиться, проходит сквозь какие-то нагромождения, которые расположены сверху, как оболочки, как завалы. Так как у нас идет общение не сути человека с сутью другого человека, а сквозь вот эти нагромождения, мы принимаем одно за другое. Иначе говоря, человек хочет сказать другому человеку что-то хорошее, например, а наружу получается другое по разным причинам. Есть внутреннее побуждение и внешнее проявление. И так происходит очень часто, когда люди общаются. Молчание же дает возможность приблизиться к сути, приблизиться к внутренним побуждениям за счет того, что отсутствует слив и что-то поверхностное. Молчание – это не самоцель, и понятно, что человек — это действительно существо, которое не может не взаимодействовать с окружающим миром, с другими людьми.

— Как же тогда реагировать на тех людей, которые остаются при своих оболочках? Ведь после выезда, осознав и приблизившись к своей сути, хочется сохранить себя настоящим. 

Когда человек начинает приближаться к своей сути, он начинает другими глазами видеть окружающих и, в том числе, видеть, когда не самые лучшие качества в другом человеке проявляются. И тогда можно реагировать не на то, что человек говорит, а на то, что он подсознательно вкладывает, когда говорит. Это очень важно: уметь видеть за словами нечто большее.

— Это же одна из сложных задач — увидеть, что стоит за словами! А можно ли это видение развить? Понятно, что за три дня выезда «Молчания» можно только приблизиться к подобному видению, но не настолько, чтобы сделать его регулярным и повторяемым. 

Это было бы слишком самонадеянно, что за три дня можно научиться видеть то, что находится у другого человека за словами.

— В каком направлении двигаться людям, которые хотят постичь сам процесс такого видения? 

Все практики, которые даются в Институте биосенсорной психологии, однозначно это развивают. Это возможность как раз научиться видеть тонкие побуждения человека, которые он может сам до конца не осознавать. А чувствующий человек, который занимается биосенсорными практиками, может это увидеть. Он может это учитывать. В конце концов, он может регулировать состояния — и свои, и окружающих.

— А как регулировать состояния окружающих? Себя, я полагаю, можно, а других как? 

Человек — это существо открытое, и поэтому когда мы занимаемся собой, на самом деле мы занимаемся всеми теми пространствами, которые нас окружают. А так как в этих пространствах находятся другие люди, то мы неизбежно регулируем других людей. Когда мы выравниваем пространство вокруг себя, и в этом пространстве есть другие люди, они однозначно на это отреагируют. И если мое пространство стало ровнее и светлее, окружающие люди косвенно это почувствуют, и у них тоже начнутся какие-то изменения. Это сравнимо с тем, как оказавшись в чистом, аккуратном, с четким порядком месте, человек подсознательно приобретает внутреннюю собранность и ведет себя там соответственно. Внутри человека что-то упорядочивается, и он уже не может допустить небрежно бросить какую-либо вещь, потому что видит, что все вокруг аккуратно. Это понятно даже с точки зрения физического плана. С точки зрения энергетики – точно так же. Возникает эффект камертона, когда, например, человек занимается биосенсорными практиками и начинает звучать по-другому, приближаясь к своему внутреннему звучанию, то окружающие люди также начинают внутренне к этому тянуться. Они сами могут этого не осознавать, но у них тоже процессы гармонизируются.

— Меняется ли взгляд на решение той же задачи до и после практики молчания? 

Во время выезда, когда человек молчит и все больше оказывается наедине с самим собой, не смотря на присутствие окружающих людей, всегда появляются изменения в реакциях человека. А раз меняются реакции, соответственно, меняется и взгляд на какие-то ситуации в жизни. После возвращения с такого выезда человек всегда немножко другой, и окружающие люди это видят. Он становится более внимательным, более осознанным, у него меняются движения, у него меняется голос. Хотя мы молчали все это время, но все равно голос потом поменялся сам, потому что в человеке начинает говорить нечто глубинное. А так как поменялись реакции, человек по-другому начинает решать те ситуации, которые у него были.

— Можно ли регулировать свои чувства, существует ли понятие «суета чувств»? 

Для меня это все же не суета чувств, а суета эмоций. Чувство — оно одно большое, глубокое и, соответственно, внутри человека. А эмоции — на поверхности как волны, и любая мысль связана с определенной эмоциональностью людей. Люди чувствуют, что эмоции начинают изменяться. В начале выезда в первые сутки у всех происходит эффект обострения мыслей, эмоций. Практически ни один выезд не проходит без того, чтобы кто-то не поплакал о своей жизни. Людям часто бывает тяжело, когда они сталкиваются с самим собой настоящим. И эти эмоции могут быть очень сильными, доводя человека то до полного упадка, то до сильного подъема. И на выезде смена эмоций идет очень быстро, то есть за полдня человек может пережить такое количество эмоций, ощущений и опыта, которые в обычной жизни человек переживает в течение месяца. Состояние, когда идет очень быстрая смена реакций, постепенно меняется на состояние уравновешенности, в том числе и эмоциональной, когда человек открывается своим восприятием миру, природе, и тогда он начинает по-иному чувствовать окружающих людей.

— Мы так много проговорили об этом выезде. А вы же там все время будете молчать. Насколько важно проговорить результаты? 

Как я уже говорила, у нас проговор на этом выезде проводится на этапе постановки целей и на этапе подведения итогов. Подведение итогов – это очень значимый элемент! Важно, чтобы приобретенный участниками на выезде опыт усвоился, осознался, чтобы они смогли сделать свои собственные выводы. Поэтому в конце мы обязательно проговариваем итоги, и часто это тоже бывает не просто. А все из-за того, что некоторые люди очень успешно себя обманывают, поэтому на данном этапе велика роль ведущего. В каком плане? И во время проговоров целей, и на протяжении всего выезда ведущий регулирует пространство и должен учитывать реакции людей. В принципе, у нас очень мало групповых процессов на выезде, и каждому дается индивидуальное задание. У меня выезд построен таким образом, что каждый двигается по своему процессу, и на этапе подведения итогов очень важно высказаться каждому человеку в отдельности, а также полезно услышать чужие проговоры, потому что в них можно увидеть какие-то схожие со своими сложные ситуации. Например, слушая рассказ одного из участников о том, как он откровенно ненавидел всех в первый вечер, от того что ему все остальные казались такими ужасными, все вдруг выясняют, что и они сами, и соседи испытывали схожие чувства. Такой негатив накатывает на человека во время выезда, словно комом, когда тяжело справляться со своими внутренними психическими проявлениями. И на этапе подведения итогов люди понимают: в общем-то, и я справился, и другие справились. И многие ответы на собственные вопросы во время проговоров приходят от других людей.

— Может быть, есть еще что-то, что хотелось бы добавить? 

Единственное, что я хочу сказать в дополнение, что на этот выезд я смогу взять только тех людей, которые владеют практиками биосенсорной психологии, так как люди, не знакомые с практиками, либо могут не выдержать из-за отсутствия опыта работы с собой, либо эффективность их поездки будет значительно ниже. Потому что именно биосенсорные практики дают возможность ежеминутной работы с самим собой, где человек все время ищет способы изменить свое состояние, постоянно идет повышение энергетичности и насыщение от природных пространств. Это не просто эффект молчания, а эффект молчания, умноженный на опыт человека применять биосенсорные подходы. В таком ключе — это эффективно.

Провела интервью Екатерина Брунец.


Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *